Skip to main content

Достаточно ли слов?

Из «Вестника Христианской Науки» - 18 декабря 2015

Первоначально опубликовано в выпуске майя 1992 года, The Christian Science Journal


Некоторое время тому назад, я почувствовала глубокое желание обрести лучшее понимание Бога. Поэтому я решила изучить каждое слово, которое миссис Эдди использует для Бога в своих писаниях. Это были как общеизвестные библейские термины, такие как Любовь и Дух, так и многие оригинальные — Отец-Мать и великий архитектор. Через некоторое время я обнаружила, что мой список расширился. Я была очень довольна собой. Но моё понимание Бога не слишком изменилось.

Когда я говорю: «Моё понимание не слишком изменилось», я имею в виду, что не изменилась моя доказанная способность выявлять духовные законы. Например, мы знаем, что тот, кто изучает искусство не обязательно является художником. Художник — это тот, кто действительно пишет картины или создаёт скульптуры. Тот, кто любит марафонский бег не является атлетом, пока он или она не пробежит эту дистанцию. Подобным же образом, в Христианской Науке, понимание не означает просто способность постигать религиозные понятия. Понимание означает выявление божественного Принципа путём изменения нашего образа жизни — нашего характера, моральных устоев и действий — и равным образом исцеление физических проблем.

В моём случае, я собрала множество вдохновенных утверждений о Боге — все они были замечательные! И во многих случаях я чувствовала себя в полном восторге от всех новых определений реальности. Но мой недостаток в соответствующем исцелении и подлинном изменении себя показывало мне, что моё понимание было больше концептуальным, чем духовным. Духовное понимание практично, а не абстрактно. Я чувствовала себя так, как будто упорно работала, чтобы научиться чему-то о Боге, но «заглохла на скоростной трассе», так сказать.

На ум приходит знакомая история про Марию и Марфу. Две сестры принимали Иисуса у себя дома. Марфа делала работу, которую мог требовать приём, тогда как Мария сидела у ног Иисуса и «слушала слово Его». Когда Марфа пожаловалась, Иисус посоветовал ей: «Одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё» (Луки 10:38-42).

Хотя я глубоко желала слушать слово Христа, я что-то упустила. Я не полностью увидела то, что наши умы могут быть заняты человеческими мыслями и чувствами так же, как наши руки могут быть заняты уборкой дома! В некотором смысле, я стала «Марфой» метафизики. Я была занята полировкой моего метафизического словаря и уборкой моего концептуального знания. Но я пренебрегла одной важной вещью — впитывать дух Христа, стоящий за словами.

Проблема была не в словах, которые я читала. Слова нашей Руководительницы, миссис Эдди, божественно вдохновлены и были отточены бесчисленными часами молитвы и работы. Проблема не была и во вдохновенных чувствах, которые часто вызывали её слова. Проблема была и есть более фундаментальная — природа самого человеческого разума.

Тогда как Бог, божественный Разум, общается в действительности (присутствие, сила, исцеление), человеческий разум хотел бы свести Бога к понятиям — идеям и чувствам о Божьей действительности. Эти идеи и чувства не являются плохими сами по себе. Просто они не так реальны как действительность, которую они собой представляют. Они лишь человеческие представления о божественном Разуме.

Я обнаружила, что допустила две ошибки. Во-первых, термины, которые я изучала, были определениями, которые миссис Эдди обрела через опыт. Так, её слова происходили из духовного понимания, которое она выявила в жизни, так же, как и постигла через Библию. Но для меня они всё ещё были в основном заимствованными словами. Я могла постичь их как интеллектуальные идеи, но вес убеждения, которые делает эти слова могущественными, мог прийти от открытия в моём собственном опыте силы, стоящей за ними. Во-вторых, я увлеклась словами и вдохновенными чувствами, вместо того, чтобы использовать их как указатели на духовную реальность, которую они собой представляют. Поэтому было естественно, что я всё больше и больше приходила в уныние!

В то время я не знала, что моё уныние в действительности было полезной ступенькой к тому, чтобы двинуться дальше человеческого и ограниченного чувства слов. В некотором смысле, нам нужно хорошенько утомиться от множества наших слов о Христе, чтобы пережить на опыте настоящий Разум Христа, от которого приходят вдохновенные слова Библии и «Науки и Здоровья» миссис Эдди. Другими словами, чтобы быть открытыми для Бога, нам сначала нужно устать от нашего ориентированного на понятия разума, который, в силу его собственной природы, ограничивает силу и присутствие Бога в нашей жизни.

Тот, кто любит марафонский бег не является атлетом до тех пор, пока он или она также не пробежит эту дистанцию. Подобным образом, в Христианской Науке, понимание не является лишь интеллектуальным постижением религиозных понятий.

Эта задача устать от человеческого разума очень важна. Это не просто постоянная занятость нашего дня, которая закрывает нашу мысль. Есть более утончённая болтовня самого человеческого разума, которая удерживает нас мысленно бегущими во всех направлениях. Иисус сказал: «Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Я успокою вас» (Матфей 11:28). Если мы хотим обрести покой, который Иисус обещает, мы должны слушаться требований, которые он устанавливает для своего дара — чтобы мы устали от всей занятости, которая несходна со Христом.

В моём собственном изучении я начала спрашивать себя: «Какой покой Иисус мог дать мне, если бы я пришла к нему и, как Марта, всё ещё была слишком занята, чтобы слушать его? Как Христос может сделать меня «новым творением», если я ещё не устала от того творения, которым являюсь сейчас?» Другими словами, прежде, чем мы можем начать выражать христоподобную природу, нам требуется истинно духовно вдохновлённая «усталость». И это та самая усталость, или утомлённость от мира, которая привлекает в сознание нечто совсем новое — что-то вне понятий и контроля человеческого разума. Она привлекает духовнуюдействительность.

Интересно отметить, что жизни поиска духовных ответов на глубочайшие жизненные вопросы миссис Эдди пришла к абсолютному концу её материальных надежд и средств. Всё человеческое подвело её. Она стала одной из подлинно уставших Христа. Позднее она написала: «Осознание переменчивости сцен человеческого счастья и хрупкости смертных упований, вначале приведшее меня к стопам Христианской Науки, по-видимому необходимо и на каждой ступени продвижения» (Ретроспекция и интроспекция, стр. 81). Именно на этом пороге усталости, болезни-здоровья, и глубокого отчаяния она и пережила на опыте своего «Спасителя», который исцелил её физически и преобразовал её жизнь.

Миссис Эдди говорит о своём собственном опыте в стихотворении, озаглавленном «Гимн причастия»: «Здесь мой Спаситель, слышишь звук славный?/ Мощь Слова чувствуешь ты?» (Стихи, стр. 75). Видеть, слышать и чувствовать силу Слова — значит испытывать то, на что наши вдохновенные озарения и последующие описания лишь намекают. В конце концов, в этом опыте миссис Эдди исцелилась от травмы, которая оставила её в критическом состоянии. Это исцеление было жизненно важной частью того, что сделало присутствие её Спасителя — опыта, который превыше впечатлений физического чувства. Такое видение присутствует здесь и доступно нам, но его невозможно ограничить или заключить в разумную сферу человеческих слов и эмоций.

Миссис Эдди понимала проблему вмешательства человеческого разума в прямой опыт Духа. Она говорит нам: «Помимо обычного сопротивления всему новому, единственное значительное препятствие восприятию той духовности, через которую приходит понимание Науки Разума — это невозможность передачи материальными терминами метафизических формулировок и вытекающая из этого сложность: так выразить метафизические идеи, чтобы они были понятны любому читателю, лично не выявившему Христианскую Науку, какой она изложена в моем открытии» (Наука и Здоровье, стр. 114-115).

Я начала видеть, как личное выявление может быть ступенью к пониманию в той же мере, как оно может быть доказательством понимания. Миссис Эдди поощряет нас к тому, чтобы увидеть, что как её духовно вдохновлённые и тщательно подобранные слова происходили от её собственной практики, так и мы придём к их лучшему пониманию через нашу практику. Это означает, что как художник или марафонец, мы приходим к пониманию лишь в той мере, в какой мы делаем.

Есть взаимное отношение между пониманием, которое делает нас способными делать и деланием, которое приводит нас к большему пониманию. На самом деле это совершенно просто. Мы все видели детей, которые смело прыгают в то место, о котором они мало чего знают. В действительности, мы часто желаем, чтобы они, прежде чем прыгать, узнали об этом чуть больше. Но так или иначе они понимают это через делание. Однако, есть один аспект в интеллекте взрослого человека, который вообще никогда не хочет прыгать — по крайней мере, пока не пристегнётся!

Многие труженики на заре движения Христианской Науки, которые начинали исцелять сразу после того, как получили наставление от Мэри Бэкер Эдди, имели больше, чем детский порыв к чему-то новому. Они оставили свою работу и финансовую стабильность и посвятили всё время публичной практике; они хотели сохранять видение, которое они обрели от своего изучения и усилить его ясность. Как и всё остальное, духовное видение становится яснее с практикой. И через своё ответственное отношение эти ранние труженики осознали разницу между словами и делами, между абстрактным пониманием и практическим, которое исцеляет. Мы должны быть больше похожи на них и стать подобными детям, которые учатся делая.

Однако, история Марии и Марфы напоминает нам о том, чтобы не увлекаться простым человеческим деланием. По-человечески, мы склонны метаться в течение дня, а иногда и в нашем духовном изучении тоже, стараясь сделать побольше «духовных дел». Согласно Иисусу, Мария, которая с виду ничего не делала, в действительности делала гораздо больше, чем Марфа, которая с виду делала всё!

Есть только «одно нужное», которое требует Бог. Нам нужно двигаться дальше всех слов и чувств о духовности, потому что они не то, что исцеляет. Так, не слишком помогает, если мы усердно наполняем наши мысли вдохновениями, как не является нашей задачей просто успокоить человеческий ум. Иногда нам следует напомнить себе: «Эй, постой-ка; человеческий разум не является исцеляющим средством на первом месте. Это Христос!»

Лечение Христианской Науки — это не влияние наших собственных мыслей на нас самих или на других. Какими бы благотворными эти мысли не являлись. Исцеление — это то, что происходит, когда мы убираем с дороги эти мысли и чувства и оставляем место для силы Христа, Истины, чтобы они имели свой путь в нас.

Слова Библии и нашего учебника, «Науки и Здоровья», являются существенно важными. Но мы обнаружим, что они приобретают всё более богатый смысл по мере того, как мы растём в понимании их через наши дела. Реальное понимание не заканчиваются просто описаниями, говорящими о Боге. Реальное понимание имеет результатом исцеление. Конечно же, это означает посвящение наших мыслей и чувств добру. Но что более важно, это означает, что подобно первым христианам и ранним труженикам в нашей Церкви, мы делаем что-то иначе. Основной момент в том, что нам нужно выражать силу Бога в нашей жизни, а не просто в наших словах.

The Mission of the Herald

In 1903, Mary Baker Eddy established The Herald of Christian Science. Its purpose: "to proclaim the universal activity and availability of Truth." The definition of "herald" as given in a dictionary, "forerunner—a messenger sent before to give notice of the approach of what is to follow," gives a special significance to the name Herald and moreover points to our obligation, the obligation of each one of us, to see that our Heralds fulfill their trust, a trust inseparable from the Christ and first announced by Jesus (Mark 16:15), "Go ye into all the world, and preach the gospel to every creature."

Mary Sands Lee, Christian Science Sentinel, July 7, 1956

Learn more about the Herald and its Mission.