Skip to main content

Ветры перемен на Ближнем Востоке способны принести доброе

Из «Вестника Христианской Науки» - 1 сентября 2011

Переведено из Christian Science Sentinel, 25 апреля 2011


Это было в 1979 г. …

Вот юный идеалист приходит в восторг, наблюдая за тем, как быстро «набирает обороты» иранская революция. Старый режим был авторитарным, и этот парень горячо радуется зрелищу того, что ему кажется мощным прорывом вперед, к свободе. Но по мере того как открывается истинная картина событий, у него возникает другое чувство: что он смотрит постановку «Скотного двора» Джорджа Оруэлла. Как у тех «революционеров», которые в романе Оруэлла захватывают власть над фермой, точно так же и действия революционеров, взявших верх в Иране, начинают точно повторять политику свергнутого режима. Когда жесткий религиозный консерватизм агрессивно обращает вспять время, отнимая у женщин их права и свободы, наш юный идеалист духовно опустошен – его надежда, что ход времени будет неизбежно нести с собой прогресс, сокрушена и разбита.

А теперь вернемся в 2011 г. …

Тот же самый разочаровавшийся идеалист снова следит за новостями с Ближнего Востока. С тех пор как один молодой дошедший до отчаяния продавец фруктов совершил акт самосожжения в качестве протеста против репрессивного режима в Тунисе, в этих краях снова задули ветры перемен. В Тунисе и Египте, похоже, одержал победу новый революционный дух, обещающий перспективу истинных перемен и обновления. Однако в Ливии (на момент, когда писалась статья) по стране прокатилась волна насилия и репрессий – ответ правящего режима на протесты и призывы к свободе. В других странах ситуация представляет собой нечто среднее - сотрясающие их порывы ветра еще не приобрели однозначно определенный характер.

Как теперь отреагирует наш идеалист? Цинично, как человек, который «обжегшись на молоке, дует на воду»? Или же с новым взглядом и видением, что зиждется на прочной основе молитвы? Конечно же, верен второй ответ!

Возможно, вы догадались, что это я был тем политическим идеалистом, глубоко разочарованным, когда иранская революция привела к теократическому правлению, а не к подлинной демократии. Но это разочарование способствовало моей восприимчивости к иного рода идеализму – идеализму духовному и имеющему прочное практическое основание. Спустя недолгое время после иранской революции я познакомился с учением Христианской Науки, прочтя книгу Мэри Бэкер Эдди «Наука и здоровье с Ключом к Священному Писанию»; в идеях Христианской Науки я нашел объяснение и слов Иисуса, и его жизни, повсюду приносившей исцеление – в моем сердце нашли глубокий отклик и то, и другое.

Эти идеи не только принесли мне ответы, позволившие решить собственные насущные проблемы, но еще и открыли мне духовные источники знания, которые я смог применить к своему восприятию глобальных проблем. Так я обнаружил, что теперь могу сочувственно откликаться на тревоги и несчастья людей в «горячих точках» мира, узнавая о них из газеты «Крисчен Сайенс Монитор» или из других новостей, и при этом не принимать то и не мириться с тем, что показывает внешняя картина событий, и напротив - не игнорировать трагическое положение людей в этих странах, чтобы «не переживать слишком» по этому поводу, когда якобы все равно ничего нельзя сделать.

Теперь я мог прислушиваться к подробностям происходящего и затем применять к этой ситуации молитву – с благодарностью, что везде и всегда истинно именно то, что я духовно понял и осознал: всеблагой Бог любит Свое творение, которое выражает его во всей полноте, без всяких слабых мест, без всякой уязвимости или страха.

Подобной молитвой я продолжаю молиться и сейчас. Это не мешает мне предпринимать и практические шаги, например, в подходящих обстоятельствах делать некоторые пожертвования на гуманитарную помощь. Но как человек, не чувствующий призвания лично ездить в «горячие точки» (подобно тем, кто может оказать там квалифицированную помощь как специалист), я тем не менее убежден, что могу принести пользу в этих ситуациях – своей безмолвной молитвой.

Так какую же молитву мы можем вознести за такую бурно развивающуюся ситуацию, как последние события на Ближнем Востоке?

Сосредоточиваясь на идее свободы, молитва может опровергнуть впечатление человека, что он катится то вверх, то вниз, как на аттракционе «американские горки», что его степень свободы якобы непостоянна и всегда отдана на милость материальных обстоятельств. Вместо этого искатель духовности может твердо стоять на том, что всегда и всем управляет один лишь Бог, храня свое всемирное творение в неизменной и вечной свободе.

Поскольку по природе своей Бог Сам свободен, не может Он даровать всему Своему творению что-либо меньшее, чем свободу во всей ее полноте. Это означает свободу человека (всех мужчин и женщин) в его вечной сущности как вечного отражения полностью свободного Творца. Эта отраженная свобода представляет собой духовный статус всякого человека и ныне и вовеки. Данная истина не отменяется ни при каких обстоятельствах, даже для живущих под властью репрессивных режимов, где пребывание в тюрьме не обязательно является признаком какой-то вины. Апостол Павел доказал это, когда был несправедливо заточен в тюрьму. Он и его собрат-христианин Сила утверждали свое духовное чувство безусловной свободы, молясь и воспевая хвалу Богу, невзирая на свое мрачное положение. Они были освобождены, когда землетрясение сокрушило их колодки и распахнуло двери тюрьмы (см. Деяния 16:16-40).

А что же на самом деле пыталось лишить Павла и Силу свободы? Были ли это действия македонских рабовладельцев, устроивших заговор с целью добиться их ареста? Или это были судьи, приговорившие их к заключению? Или же (на самом деле) это было то, что Библия называет плотским разумом – та материальная ментальность, которая стремится действовать через каждого из нас, чтобы заставить нас рабски примириться с таким вариантом истории нашей жизни, который отличается от начертанного благим (абсолютно добрым) Богом, Тем, Кто во всем и есть все сущее? Быть может, это смертный разум побуждал их мысленно примириться с тем, что они могут быть и не свободны? А они не сдались. И именно их решительный отказ сдаться на милость этого внушения, обратного истинному, искупил их и вернул им свободу.

Если мы осознаем, что всякая утрата свободы начинается с самопровозглашенного влияния на нас этого угнетающего плотского разума, подделки Разума божественного, когда этот плотский разум нашептывает нам свою извращенную версию судьбы отдельных людей или любого человеческого коллектива, - вот тогда мы близко подходим к самой коренной причине всех человеческих репрессий и подавления одного человека другим. Молитвы о том, чтобы осознать всебытие и единственность единого Разума, безусловно способны помочь искоренить это разрушительное влияние.

Именно плотский разум всегда желает, чтобы мы все время спрашивали и проверяли, «а как там в мире дела со свободой?», основываясь при этом лишь на том, что мы видим и слышим о какой-то ситуации и на ее чисто интеллектуальной оценке. А мы можем вместо этого поступать иначе – спрашивать, как прогрессивно раскрывается шаг за шагом дарованная Богом благодать свободы. Свобода Божия сама заявляет о себе, сама отстаивает свои права, сама себя утверждает и сама себя увековечивает. Христос, то есть действующая сила Божией любви, несущая духовный свет человеческому сознанию, приносит и обществу свободу точно так же, как нашим человеческим телам – освобождение от болезни путем исцеления.  Итак, как бы ни казалось, что свободу совсем «загнали в угол» и она проигрывает поединок, мы все равно можем в нашем сознании занять иную позицию – смотреть не на иллюзорное верование в поражение, которое якобы терпит свобода, а глубже – на постепенно раскрывающееся посредством Христа доказательство, что «небеса уже здесь – окончена борьба, и победу одержала Истина» (Мэри Бэкер Эдди, Message to TheMother Church for 1902, стр.6).

Молясь за Ближний Восток и за другие остро нуждающиеся в нашей молитве регионы мира, мы можем присмотреться и увидеть свидетельства того, что Мэри Бэкер Эдди называет «течением, стремящимся к небесам» («Наука и здоровье», стр.106); это течение несет с собой раскрытие в сознании людей по самой его природе присущей человеку духовной свободы почувствовать абсолютную доброту Бога и свидетельствовать о ней. В частности, важным свидетельством этого являются новые, недавно появившиеся в своих странах политические свободы – видимая верхушка залегающего глубже айсберга абсолютной свободы, навеки утвержденной под управлением Бога. Даже самые развитые и стабильно функционирующие демократические общества лишь слегка коснулись поверхности того великого блага, которое дарует эта бóльшая полнота богоподобной свободы.

Дело обстоит так потому, что подобные перемены - едва появившиеся на свет первые свидетельства той неизменной духовной реальности, что навсегда предотвратить обретение народом подобающих ему политических свобод возможно не в большей степени, чем валун посреди речного потока способен навсегда помешать бьющейся об него воде продолжать течь дальше к морю. Этот валун может произвести бурление на поверхности воды, быть может, даже вызвать явление, которое покажется временным поворотом течения вспять, но навсегда изменить окончательное направление речного потока ему не под силу.

В кипящем котле запутанных политических конфликтов Ближнего Востока, конечно, обретение свободы одним народом может для другого народа казаться угрожающим кошмаром. Или же обретение гражданских свобод всем народом страны может привести к урезанию прав некоторых людей в этой стране (например, если к власти путем демократических выборов приходит правительство религиозных фундаменталистов – этой возможностью часто бывают озабочены женщины и составляющие меньшинство христиане, в странах, где преобладает мусульманское население). Политический прогресс сам по себе не обещает единого результата, идущего в равной мере на пользу всем людям.

Однако закон, приносящий именно такой результат, есть в метафизике, и он объясняет: «В Науке мы познаем, что в отношении Бога к человеку все, что благословляет одного, благословляет всех, как показал Иисус в случае с хлебами и рыбами, ибо Дух, а не материя, - источник снабжения» («Наука и здоровье», стр.206).

Вот почему чрезвычайно важно, чтобы, когда революционные события транслируются по телевизору и через Интернет, наше понятие о том, что мы видим, одухотворялось. Если в своей молитве мы переводим то, что кажется просто неким процессом в человеческом обществе, на духовный язык как указание на постепенное божественное раскрытие Его благости (доброты), исходящей от Него к человеку, тогда мы увидим, что Божие одинаковое для всех, всеобщее благословение приносит равную пользу всякому человеку без какого-либо пристрастия. И в той степени, в которой люди убежденно придерживаются такого духовного видения, оно может способствовать политической эволюции в позитивном направлении и приходу к власти правительств, лучше отражающих этот более высокий идеал.

Когда мы молимся о том, чтобы найти уравнение, связывающее временные мирские перемены с Божьим вечным управлением, нам следует также распознавать нечто происходящее на более глубоком уровне, чем смена следующих друг за другом правителей и способов их управления. Существует более всеобъемлющая потребность, над исполнением которой для всего человечества, включая мусульман, иудеев и христиан на Ближнем Востоке, сейчас работает Бог, добро. Это нужда и потребность человечества в пришествии Утешителя, то есть божественной Науки, открытие которой совершено в книге Мэри Бэкер Эдди «Наука и здоровье».

В настоящее время в мире мало людей сознательно признают, что тот Утешитель, которого обещал Иисус, пришел к нам в качестве Христианской Науки – что познание и практическая демонстрация этой божественной Науки как раз в настоящее время исполняет пророчество Спасителя. Однако Его обетование было предназначено для всего человечества. Раз так, то Бог шаг за шагом ведет все человечество к пробуждению, чтобы оно признало: та вечная Истина, которую Иисус доказал с такой мощью и силой, доступна каждому в наши дни. Если всему человечеству неизбежно предназначено узнать этого Утешителя, то нынешнее положение человечества – и прогрессивные события в человеческой истории, и кажущееся сопротивление этим проявлениям прогрессивного развития – имеют прямое отношение к насущной необходимости уже сейчас готовить путь для этой будущей возможности. Бог слишком любит людей всех религиозных убеждений и любой этнической принадлежности, чтобы позволить хотя бы одному из них быть лишенным сознательного доступа к небесной гармонии того чистого сознания Духа, которое дарует божественная Наука.

В свое определение слова «ветер» в главе «Глоссарий» книги «Наука и здоровье», Мэри Бэкер Эдди включила выражение «Божье духовное управление». С положительной стороны (то есть в своем духовном смысле), «ВЕТЕР», по ее словам, есть «то, что указывает на мощь всемогущества и движения Божьего духовного, всеобъемлющего управления». Однако с отрицательной стороны, выражая противоположное этому фальшивое явление, слово    «ВЕТЕР» символизирует «уничтожение; гнев; смертные страсти» (стр.597).

Кажется, что оба эти ветра перемен на сегодняшнем Ближнем Востоке дуют вместе и накладываются друг на друга – такое впечатление возникает, когда мы смотрим вечерние новости, читаем газету, черпаем информацию из неофициальных источников ее массового распространения в Интернете. Или, может быть, мы сейчас живем в этих странах, и такое впечатление создает у нас повседневная жизнь вокруг. Это и есть эффект катания на аттракционе «американские горки».

Но, как и в парке аттракционов,вверх ли или вниз ты несешься во время катания, в конце концов прибываешь все равно в одно и то же место. Христос снимает завесу со свободы человека по всей земле – свободы познавать и любить Бога живого, поклоняться Ему и выражать Его. Это приводит человеческое сознание в согласие с Божьим собственным знанием Его вечного правящего совершенства и выражения этого совершенства через творение.

Свобода, присущая Утешителю по Его природе, уже принадлежит каждому человеку. Давайте молиться о более справедливом управлении по всему миру, настаивая, что свобода и безопасность - вечное и неотъемлемое владение каждого человека.


Тони Лобл – практикующий Христианскую Науку, проживающий в Лондоне, в Англии.

The Mission of the Herald

In 1903, Mary Baker Eddy established The Herald of Christian Science. Its purpose: "to proclaim the universal activity and availability of Truth." The definition of "herald" as given in a dictionary, "forerunner—a messenger sent before to give notice of the approach of what is to follow," gives a special significance to the name Herald and moreover points to our obligation, the obligation of each one of us, to see that our Heralds fulfill their trust, a trust inseparable from the Christ and first announced by Jesus (Mark 16:15), "Go ye into all the world, and preach the gospel to every creature."

Mary Sands Lee, Christian Science Sentinel, July 7, 1956

Learn more about the Herald and its Mission.